• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: writing (список заголовков)
22:25 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Чем я не люблю затевать писать длинные вещи, так это тем, что во множестве героев неизменно находятся такие любимчики, про которых тебе писать отчего-то намного интереснее, чем про других. И тогда что-то важное получается скомканным и зажеванным, и словно бы понятно, что ты на самом деле торопишься начать уже писать про другого, перелистав этого впопыхах...
Идиотское чувство, когда ревнуешь себя же к своим же героям.

@темы: myself, thoughts, writing

23:49 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Например, я очень сильно тороплюсь. Это всё та половинка, что холерик безудержный, знаю, но совладать не получается. А в творчестве, наверное, торопиться нельзя. А я хочу всё разом, объять необъятное, да чтобы хорошо, ярко, да скоро. Хватаю одно, бросаю другое, возвращаюсь и снова перескакиваю. А я -
сомневаюсь, сомневаюсь, сомневаюсь...
Всегда.

Да и не знаю я их, героев своих.
Тех, что создала в 15 лет - забыла, выросла, вот и они стали другие, мне неподвластные, непослушные. И мира их я не знаю, мне б со снаряжением да оружием разобраться, богов бы поименовать заново, традиции рас понять, а путники тем временем уже на полпути, а я-то за ними не поспеваю... И голова кругом, и пишешь в метро в мятом блокноте, забывшись как ребенок...
Тех, что осенью пришли, тоже не знаю, девочек особенно, словно тени с именами, их тихое отчаяние... Знаю, что на одном этаже живут, да чем дело кончится, а так - тени тенями. А на мальчишках, напротив, зациклилась, что в голове только они да их дерзкое безумие комками сбитое. А я в восторге от них и о прочем и думать не могу, хотя нельзя же любимчиков заводить! А тут еще и политика валит поверх всего, социум, Сектора и почти что постапокалипсис, как удержаться на плаву?..


Мне очень надо говорить об этом, знаете. А я стесняюсь, всех и каждого из вас, и чувствую себя такой глупышкой наивной, даже когда пишу вот так, вроде бы и ни к кому, а вроде ко всем. А меня ведь душит, и сомнением давит, и неверием давит, а я все равно
верю.
А я всё равно так хочу говорить об этом. О них. О тех мирах, двух, недосозданных, недодуманных, о людях - недорожденных еще.
А я не могу - ни морально, смущенная, ни физически, отрывками.
Только поверьте мне.

@темы: emotions, from heart, myself, writing

19:43 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
...В день, когда Файера выписали, шел снег. Белесо-серый, он тоскливо укрывал слякотную землю, словно напрасно пытаясь придать ей внешнюю чистоту, скрыть грязь и растрескавшиеся замерзшие лужи…
На кладбище было тихо и пусто. В незаметно подкравшихся сумерках могила Сина выглядела мрачной, небрежно заросшей – я и правда не был здесь с того самого дня, как его похоронили. На сердце было тяжело, и тишина казалась гнетущей и напряженной. Все окружавшее, казалось, происходило не со мной: могила лучшего друга, беззвучно укрываемая снегом, и едва избежавший смерти шестнадцатилетний мальчишка, вечный фонтан энергии, красок и смеха, - теперь бледный, не показывая болезненной усталости опирающийся на костыль…
Я заставил-таки Файера остаться сидеть на скамейке напротив, а сам убрал снег и обрезал ломкие кусты вокруг оградки. Тишина и вправду давила. Однако, придя сюда, глядя на скромное надгробие с давно увядшими цветами, я понял внезапно, что боль, такая безжалостно резкая, что хотелось кричать, ушла, что осталась лишь тоска, ноющая где-то в глубине сердца, которую, время, казалось, едва ли сможет изгладить…
- Крис… - я вздрогнул от неожиданности, услышав голос мальчишки, обращенный ко мне, и вынырнул из омута своих невеселых мыслей, - Крис, как ты думаешь, где он?.. – голос его звучал неуверенно, будто смущенно, - ну, то есть… ты веришь, что он… где-то рядом?
Я внимательно посмотрел на Файера: он был непривычно хмур и выглядел на редкость серьезным, - кажется, таким я не видел его еще никогда прежде.
- Я не знаю, - просто ответил я. Настроения говорить об этом не было, однако я чувствовал, что должен ответить на его вопрос, - понимаешь ли… Я раньше всегда считал, что человек исчезнет после смерти… просто перестанет быть, и ничего от него не останется, а теперь… Теперь, когда ушел кто-то дорогой – возможно ли поменять все свои многолетние взгляды, просто чтоб думать, что он где-то рядом? Я все еще не знаю ответа… У меня не получается поверить, что его и правда больше нет, но и представить, что он рядом, тоже невозможно.
Мальчик плавно, задумчиво кивнул, переваривая сказанное мной, и я подумал в этот момент, глядя на него, что на самом деле совсем не знаю его настоящего, какой он внутри наедине сам с собой… И тогда в груди что-то холодное сжалось, словно хотело навсегда спрятаться ото всех, и я понял, что и правда остался совсем один.

@темы: writing, somewhere in between

20:40 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
…Электронные биты, плавно стихнув, сменились приближающимся издалека гитарным соло, нарастающим и становящимся всё тяжелее и тяжелее, пока наконец, оно не взорвалось мощными ударными и басами; глубокий, чуть хриплый, но очень приятный мужской голос гармонично лег поверх них, дерзко воспевая свободу, косяк травы и чувственность женского тела. Пан растянулся в довольной улыбке, благодарно кивнув парню за барной стойкой, все еще помнившему его музыкальные вкусы, и внезапно снова расхохотался (чем даже привлек к себе несколько удивленных взглядов, хотя и ненадолго), увидев, как глаза Алексиса Бранта, и без того оставаясь размером с чайные блюдца, постепенно принимают квадратную форму.
- Где… Как, черт возьми, он это нашел? Вы нашли…
- Что, Высшим такая музыка и не снилась? – всё же говорить Пан старался как можно тише, хотя то было и не очень-то легко из-за громкости звучавшей музыки: не настолько, разумеется, высокой, что бы быть услышанной снаружи или сквозь стены и потолок (на то бар и назывался «Бункер», в конце концов, что располагался в помещении заброшенного подземного бомбоубежища), но достаточно громкой, что бы вынудить разговаривавших повысить голос на пару тонов.
- Вы.. Сумасшедшие… - только и смог выговорить Алексис потрясенно, - все Средние такие сумасшедшие?..
- Нет, только я, - лукаво улыбнулся Пан. О, как же, оказывается, любил он улыбаться и как тосковал по этому ощущению, находясь в Высоком Секторе! Безумная и безудержная улыбка рвалась наружу лучами раскаленного света, он рассмеялся, не в силах сам объяснить, чем же именно вызван этот смех, и снова прижал к себе Мастера, искренне восторгаясь потрясению, не сходящему с лица того. Бармен ухмыльнулся, встретившись взглядом с глазами счастливого мальчишки, и, подмигнув, повернулся к своему ноутбуку, что скромно, но верно служил ему пультом ди-джея, - Что, господин пафосный Почти-Уже-Комендант-Из-Высокого-Сектора, у каждого свои представления о настоящей Жизни?..

(c)

@темы: writing

16:12 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
...а между тем прогресс налицо. Читая то, что написано моей рукой (и в самом прямом смысле "написано"!) в 15 лет, вызывает в равной мере ужас от языка и стилистики и ужас серьезности и трагизма описываемого. Давненько же я не заглядывала в эту тетрадь.
Сестренка, единственный и дражайший мой читатель, ты же выслушаешь меня? Иначе "разорвет меня пустота".

Я потрясен.
Куда бежать?

Невероятный объем работы.

@темы: writing, from heart

15:15 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Лирейн Лоррелгил было его имя - ах уж этот Лирейн Лоррелгил! – качнула головой Найена, и в голосе ее смешались укор, досада и странное упоение, словно почти влюбленное упоение, которого Адриль вовсе услышать не ожидала. Таким тоном говорят, наверное, о талантливом, но слишком своенравном ученике, - Лирейн пришел с запада, поговаривали, будто и вовсе из-за Моря, и что не было ему равных в магии. Волосы его были рыжие как осенняя листва на закатном солнце, и глаза его были цвета мёда – нужно ль говорить, что он покорил наши сердца! С ним было шестеро его товарищей – таких же огненноволосых как и он сам. Мы ничего не знали о нем – ни кто он, ни как и зачем оказался он здесь, на Озере, но они как один звали его «сударь» на манер кертов – хотя уж кем-кем, а кертами они точно не были! Нужно ль говорить, что мы были совершенно очарованы им, мы все, наверное, потеряли головы и рассудок, глядя на чужеземцев, да и как не потерять!… - Найена рассмеялась совсем как юная девочка, а вместе с тем покачала головой с укоризной совсем уже немолодой женщины, достаточно повидавшей на своем веку, - да и как не потерять… - повторила они задумчиво, погружаясь в воспоминания об ушедших днях. – Он говорил о драконах, что живущие за Морем люди научились подчинять своей воле, впрягая в воздушные повозки, говорил о народах, никогда не видавших снега, теплых странах, где деревья не сбрасывают своей листвы, и других чудесах, о которых мы прежде не слышали. Ах, Лирейн Лоррелгил! Он говорил об огромных кораблях, что ходят по морю под белыми как облака в небе парусами! – в голосе Найены сквозила ностальгия с едва уловимым оттенком тоски, - море недоступно нам, нимфам, но каждая, пожалуй, мечтает хотя бы раз увидеть его лазурь. Соленая вода обожжет нашу кожу и убьёт нас самих, даже если хотя бы одна из нас найдет в себе отваги отойти от Озера столь далеко, но все же это неизменно остается такой несбыточной мечтой – увидеть его, почувствовать запах волн и соленый ветер в своих волосах…
Он был словно звездой, упавшей с неба.. Нет, звезда – это слишком холодно! А Лирейн Лоррелгил был словно отблеск солнца – такой же слепящее-яркий, теплый и ясный.
Они пришли к нам ровно в Амаде Са Най, День равноденствия и Середины лета, семь – как семь времен года, как семь солнечных лучей. Даже мы, нимфы, полагающие силу Случая-Господина не менее значимой, чем самих Высших, даже мы готовы были счесть их приход знаком судьбы.

(с)

@темы: writing

21:33 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Дар – мужская линия, стезя воинов и правителей, умеющих вершить судьбы народов, направляющих битвы, стезя силы и смерти. Дай – женская линия, путь сдержанности и мудрости, материнства, воспитания и жизни. Женщины Дай старых Домов, жены их глав, именуются цанг, и нет для них титула почетнее. Однако только простой люд устанавливает понятия «Дар» и «Дай» однозначно для мальчиков и девочек соответственно, не оставляя им собственного выбора, - Кьярис почти скривилась, говоря об этом, - какая грубость! Дети кертов до совершеннолетия – двенадцати лет - воспитываются, как правило, на равных, как мальчики, так и девочки, и родители вольны выбирать, по какой линии воспитывать их – Дар или Дай. И только в день совершеннолетия возможен окончательный, самостоятельный выбор – даже против воли родителей, - по какой линии строить в дальнейшем свою жизнь. Девочки могут выбрать для себя Дар, отказаться от семьи и посвятить себя службе Первому Лорду и своему народу, как Вэйма Гаэл-дар Ванкар, избравшая мужскую стезю с самого детства и следующая ею уже многие годы; мальчики же могут выбрать и Дай – стать наставниками, учителями, советниками, и в том будет для них немалая слава.
Однако на самом деле в каждой из нас, Дай, есть скрытая Дар, ибо разве это возможно – цанг, не умеющая держать меча, когда её Дому грозит опасность? Ибо разве это возможно – Первый Лорд, столь ослепленный жаждой побед, что совсем утратил рассудок и чувство справедливости? Нет, никто из кертов не осмелится умалить чести ни Дар, сильных волей, ни Дай, сильных смирением.
Это я решилась звать Атанаэль Дай – и ни разу не пришлось мне сожалеть о том! – гордость, а вместе с ней и тщательно скрываемая усталость звучали в тоне, которым были произнесены эти слова, - ибо это единственное, что может укротить её бурный нрав – да и то, может ли? Ведь её выбор еще впереди. Весь дворец нынче боится её, но единственная, кого боится она сама – это я, - темные глаза Кьярис сверкнули силой истинной цанг, воспитанной в равной мере оберегать и повелевать, - ибо я не боюсь её, и она видит то. Ей восемь лет – восемь! – но за спиной, в пустых коридорах, ей уже дали имя Тёмная, Атанаэль Киррел-дай Тёмная, и охрани да убереги нас Небо встретить тот день, когда она может стать цанг Дома Ванкар и всего Кайи-Линна.

(c)

@темы: writing

19:41 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Иногда мне кажется, что отсутствие страстных постельных сцен и осады неприступной крепости войском тьмы с парочкой-другой драконов в услужении на корню дискредитирует мои писательские порывы в жанре фэнтези. +_+

@музыка: Game of Thrones 3й сезон/2я серия

@темы: from heart, somewhere in between, writing

00:25 

да, меня снова таращит x)) скажите, если я зачастила ^^'

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Маги слабеют, а люди все больше боятся силы, боятся обучать других и получать новые знания сами. Маги слабеют, их рождается многим меньше, чем прежде…Как знать, быть может, и сами мы дождемся тех времен, когда сей чудный дар будет навсегда утерян для северян?.. – голос нимфы звенел тоской и словно бы удивлением от собственных слов, повисших в воздухе тяжелым туманом, - Слишком невыносимо думать об этом, слишком чудно. - добавила она после секундной паузы, - Наша тысячелетняя жизнь проходит порой сквозь эпохи, но каждая из нас, наверное, предаваясь подобным размышлениям в юности, убеждает себя в том, что на её жизнь не придется ни великих битв, ни изменений в людской жизни… Даже те из нас, кто были современницами Берланна Сильного – наши матери и бабки, если только возможно нам пользоваться вашей, людской схемой, дабы объяснить, сколько прошло времени с тех пор, - даже они наверняка ждали от своего века спокойствия и безмятежности…
Зовите нас старухами, коли мои слова покажутся вам словами закоснелыми и удручающими, но нимфы не очень-то жалуют изменений – ни в своем роду, ни в окружающем мире, не жалуют новшеств, смены устоявшегося порядка и хода вещей – они тяготят нас, утомляют, путают. Мне осталось нынче триста двенадцать лет и неполных три месяца жизни, но я чувствую грядущие изменения, чувствую, что могу успеть стать их очевидицей, и, признаюсь, тоска сжимает моё сердце. Мы, нимфы, слишком крепко привыкаем к этому миру за свою долгую жизнь, и порой изменения, ломающие его, слишком больно ранят наши исполненные водой сердца.
Маги слабеют, и я не желаю слушать того голоса внутри меня, который так настойчиво твердит, что Север падет – на моём веку.

(с)

@музыка: Janne Da Arc - Mysterious

@темы: writing

22:35 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Нищие короли, что вы имеете, на что вы тратите свои жизни, каждая из которых могла бы сиять ярче самой горячей звезды? Высшие дали вам силы – нет, я говорю отнюдь не только о способности Магов, то лишь малая часть! – силы творить, менять, преображать и восхищать… Но на что вы променяли ее, во что превратили, сгубив на корню? Раздоры и войны опустошили и обескровили ваши земли, унесли ваших детей и родителей, но никто, никто даже не понял, что ничего не меняется из-за них, что ваша власть, дарованная создателями, и прежде вам не принадлежала… Вы замыкаетесь в порочном кругу, воюя за то, что и без того вам не нужно, алчно желая всего и сразу, желая лишь обладать и копить, и вовсе не пытаясь копнуть чуточку глубже, спросить себя – зачем? Зачем вам весь этот хлам, нищие короли, который вы зовете своим домом, богатством, который тяжелее любого якоря тянет вас ко дну из-за малейшей потери? Мне страшно смотреть на ваш мир, нищие короли, ибо его ничем нельзя оправдать.
Отриньте же печаль, не стоит вашей грусти ни то, чего уж нет, ни то, чего может не свершиться! Вы – то, что вы есть, нагие, вы – что вы были и будете, вы – здесь и сейчас, живые душой и телом, так возрадуйтесь же, и воспойте это мгновение, и воздайте хвалу моменту, что является вами. Смерть всегда приходит за вашими телами – так не отдайте же ей ваших душ прежде тел, не отдайте радость жизни, свет надежд и блеск мечтаний, не позвольте войне ни сломить вас, ни согнуть! Возрадуйтесь же этому моменту и воспойте его как самое ценное, ибо кроме него ничего у вас нет.

(c)

@темы: writing

00:38 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Тезмин Тафаннон, земля знаний и мудрости, звавшаяся изначально Тафаннон га-Тезмин, что означает «Золотые Земли при [реке] Тезмин», единственное государство, сохранившее себя с древних времен до Раздора севера и юга. Жители Тафаннон всегда славились своей книжностью и образованностью, искусствами и премудростью – даже когда Брагад, исконная земля Магов, превосходил прочие земли своей мощью и славой, Тафаннон блистал не бледнее, ибо здесь всегда существовали общие школы, куда мог прийти любой, независимо от происхождения своего и талантов, а так же хинар, своего рода школы для арнов, рожденных Магами, и желающих развивать в себе этот дар. В противовес Кирин Дану, даже во времена Согласия арны-тафаннон не жаловали уртов, да и те стремились обходить сии земли стороной, подозревая за их ученостью нечто куда более мрачное и тайное, нежели казавшееся им пустым стремление к духовности.. Да и нельзя сказать, что так уж неправы они были – ведь архивы истории и древних сказаний всегда были неиссякаемым источником знаний о мире наших дней: о военной стратегии и любовной поэзии, о мудрости давно почивших правителей и искусствах предков… Тафаннон га-Тезмин недаром зовется Золотыми Землями – добыча и обработка драгоценных металлов принесли ему славу еще много веков назад, и слава та сохраняется и по наши дни.
В том месте, где Тезмин делает петлю к востоку, на самом изломе по обе его стороны, стоят, соединенные широким мостом, Тхомер и Нимантар, Гордый и Незамутненный, главные города Тафаннон – не стольные, ибо равенство и товарищество в беде и во славе считается здесь честью куда большей, нежели соперничество за накопленное предками богатство, но самые большие и самые, дерзну судить, прекрасные из городов и селений Тезмин Тафаннон.
<…>
Сухие и рассудительные, не такие гордые и вспыльчивые, как жители Ванхальда и центральных земель, тафаннон всегда ставили – и продолжают ставить – на первое место разум, а не сердце, мысль, а не слово, равновесие, а не спешку. Тафаннон строго блюдут традиции, не заключают браков вне Золотых Земель, не идут в бой первыми, иначе как на защиту родных краев, не спешат открывать дверей своих библиотек чужеземцам, да чересчур коротко стригут свои волосы цвета пшеничного колоса, предпочитая удобство красоте.

(с)

@настроение: хронический недосып

@темы: writing

00:22 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Удивительно, как меняются акценты.
В пятнадцать я писала о бессмертной любви и ужасе потери воспоминаний - истеричными криками без заднего фона.
Сейчас я пишу о тщетности бытия и трагизме человеческой жизни - в украшении древних легенд и описании народов и стран.

В пятнадцать я порой заламывала руки - "за что я так жестока с ними?"
Сейчас я лишь преисполнена спокойной грусти.

А ведь речь идет об одном и том же сюжете.

upd
а еще
очень сложно писать, когда сама волей-неволей так сильно влюблена в каждого из своих же героев.

@темы: writing, thoughts

00:33 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
- Кого видели мы на своем пути? Взрослых, убивающих друг друга? Молодых – юношей и девушек с пустыми глазами и душами – как и у нас самих? Детей - Иллиан, Иротна, маленьких братьев из Сильвена? Несчастных, потерянных, искалеченных жизнью… Или Атанаэль – развратного демона в королевских покоях?… - глаза Йорна блестели безумием и горячо пылал его голос.
- А вы хотели бы… жить дальше счастливо, не видя всего этого? – жестокая, страдальческая улыбка исказило лицо Лоциана, - жить в своем счастливом мире любви да цветущих вишен, не ведая о тех детях, что осиротевшие умирают от голода, не ведая об искалеченных душах своих сверстников, выворачивающих наизнанку свое нутро, чтобы спасти тех, кто им дорог? Если вы не знаете страдания, оно не прекратит оттого существовать! Если вы закрываете на него глаза, вы ничем не лучше тех, кто сам причиняет его, руша чужие жизни, мечты и надежды

(с)

@настроение: ушла спать ++

@темы: writing

21:29 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Иногда у меня возникает стойкое впечатление, что я попросту графоман - и у меня ломка.

@темы: writing

22:49 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Сапоги из темной кожи на не по-мужски высоком подъеме доходили почти до самых бедер, на добрых две трети закрывая штаны похожей, но заметно более мягкой кожи, почти черные и явно потрепанные временем. Темно-зеленый кафтан с поблекшей от дорожной пыли вышивкой – не слишком богатой, но отнюдь и не бедной, – из-под которого едва заметно выглядывал ворот грубой льняной рубашки, был немало измят, словно в нем спали, и спали, быть может, даже не одну ночь кряду, правый рукав – пустой до самого плеча – был небрежно заткнут под широкий пояс; большой серо-зеленый платок на его шее, треугольником лежавший на широкой груди, завязан был столь свободно, словно предназначался закрывать лицо ниже глаз, но теперь по каким-то причинам был спущен, с небрежным изяществом подчеркивая его удивительную внешность. В довершение всего, лоб мужчины перехватывал тонкий кожаный ремешок, вплетенный на затылке в короткую, но вполне толстую косу, какие носили обычно лишь немногочисленные жители северных гаваней, а темных волос тонкой белой пылью инея уже коснулась на висках седина. Для керта был он высок, для северянина – не выше среднего.
<…>
- Я был примерно таким же щенком, как ты, - Фарин смерил Йорна оценивающим взглядом, - может, старше на пару лет - и щенком преданным, даже слишком. Наш отряд тогда делал вылазку к югу от Тафаннон – Тафаннон же не любит ввязываться в войны и раздоры, - ближе к истоку Тезмин и Иутхан-Юдору, если вы смыслите в географии, - тон, которым были сказаны эти слова, явно не предполагал, что его собеседники имеют представление, о чем речь, что заставило Адриль хмуро сдержать гневный порыв, - но попали в засаду выследивших нас южан. Мою кобылу задела стрела – только оцарапала, пустяки! - но та шарахнулась, обезумев от страха перед внезапным выпадом врага, и выбила меня из седла, а я, упав, не успел увернуться и попал под ее же копыта… - мужчина, казалось был готов смеяться над глупостью описываемой им ситуации, хотя собеседники его и не находили в ней ровным счетом ничего забавного, - Правое предплечье было раздроблено тяжелыми подковами в осколки, но локоть оставался почти цел, и, подоспей вовремя медицинская помощь или исцеление со стороны Магов, руку бы удалось сохранить, однако за те несколько дней, что мы пряталась после этого от уртов, из-за пота и грязи южной летней жары началось воспаление разорванных осколками кости тканей. Когда я вернулся в главный лагерь, оказалось, что процесс гниения уже необратим, и выбор, что поставили передо мной, был невелик: отхватить её по самое плечо или не увидеть нового года. А ведь мне тогда едва минуло двадцать лет, я был молод – молод и полон жаждой жизни! – разумеется, я согласился на первое… Хвала Небесам, что я леворукий! Теперь, в битве это нередко обескураживает противника – ведь учись я владеть мечом заново, будучи правшой, моё мастерство никогда не достигло бы былого уровня, а любой воин, увидев калеку, ожидает именно этого, - Фарин горько ухмыльнулся и, выдержав недолгую паузу, продолжил, - Так я и стал куда больше личным советчиком сударыни Кьярис Киррел-дай Иберхайм, нежели её телохранителем, хотя, будь в том нужда, я готов держать за нее бой! Некоторые слуги и придворные даже зовут меня Фарин Галарион-дай, хотя по отцу я арн и зваться Дар или Дай не мой удел.. А по матери – керт, - добавил он, словно рассуждая вслух сам с собой, - а керты всегда более чтят женскую линию. Мой отец и мой дед, и мои предки много лет служили Дому Иберхайм, и я не собираюсь нарушать данного слова. Однако если мне будет судьба умереть за Лорда Горациуса или Капитана Вэйму Гаэл-дар Ванкар, что станут после замужества сударыни частью её Дома - и моей клятвы, - я умру, но умру, проклиная их жизнь, ибо помяните моё слово – оба Гаэл-дар Ванкар не стоит чужих смертей!

(с)

@темы: writing

23:23 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Машу вать, я потеряла приток одной реки(!!) и в упор не могу вспомнить не только, где он протекал, но и в каком из кусков\файлов он упоминался!! ><' Даже поиск по тексту не помогает! == WTF?? XDDD Я неудачник XDD

@темы: XD, not important, writing, wtf??

21:17 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Высоко стояло полуденное солнце, тусклое и холодное, когда Йорн и Адриль услышали в отдалении отчетливый стук лошадиных копыт по тракту, а через несколько минут из-за холма появился фургон красновато-коричневого дерева, запряженный тройкой гнедых. На широких козлах сидели, тихо беседуя, юноша и девушка, и пара сия вызывала внешним видом своим по меньшей мере удивление: девушка одета была в мужские штаны, заправленные в узкие сапоги, доходившие до самого колена, и длинную свободную блузу, перехваченную в талии яркой лентой, на плечи ее был накинут подбитый мехом плащ с замысловатой вышивкой, а коротко остриженные волосы цвета бледного золота не доходили даже до плеч; волосы же юноши, правящего подле нее лошадьми, были выкрашены в кричащий огненно-рыжий, отливающий красным цвет, пламенем горевший во свете солнца.
- Куда путь держите, добрые люди? – громко молвил Йорн, - не подскажете ль, далеко до Астелиона, да на верном ли мы пути?
Повозка остановилась подле него.
- Быть может, мы и не добрые вовсе, а, друг мой? – усмехнулся в ответ рыжий, внимательно глядя на Йорна, - почем тебе знать?
Однако ж девушка подле него лишь нахмурилась и бросила на него суровый взгляд:
- Прекрати паясничать, Крериан Карахар, - она перевела взгляд на путников, и лицо ее прояснилось, - мы с братом едем в Астелион. Из Альдира в Астелион. Коль по пути нам… - однако ей не суждено было закончить своей фразы, ибо в сей момент из фургона раздались приглушенные смешки и чей-то возглас: «С братом?!»
Девушка смутилась, нахмурилась, но юноша, именуемый Крерианом, обнял ее одною рукой за плечи и мягко, однако будто с едва уловимым вызовом молвил, глядя на Йорна и Адриль:
- Она невеста моя. Так что ж, по пути ли нам с вами? Не желаете ль составить нам компанию, коли так?
- Благодарим, по пути, - с легким поклоном отвечала Адриль. Крериан обернулся в небольшое окно, при помощи которого сообщались козлы и сам фургон, и бросил через плечо, обращаясь к одному из находившихся внутри:
- Отвори гостям дверь, Джокер, будь так любезен!
В ответ послышались брань и едва ли не рычание, а вслед за ними - крик неподдельной ярости:
- Не смей звать меня Джокером, будь ты проклят! В сотый раз говорю тебе, мое имя Сирек, слышишь, Сирек!
Крериан откинулся, потянувшись, и непринужденно закурил: «Однако это ничуть не мешает мне звать тебя Джокером…»

(с)

@темы: writing

16:10 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
«Ты так похожа на отца, Адриль, - мечтательно-грустно молвила Найена, и легкая полуулыбка коснулась ее губ, - куда как больше, нежели на мать. Ты горишь тем же огнем, что горел он, огнем перемен и неутолимой жажды жизни, истинным огнем Тулле столь чуждым нам, водному народу; но у тебя глаза матери, и, глядя в них, я вижу свое отражение, вижу мудрость веков и спокойствие озерной глади, которое в вечной битве с огнём Лирейна никогда не победит – и никогда не потерпит поражения.»

(с)

@музыка: AKIHIDE – Hoshi no Kyōsōkyoku

@темы: writing

23:41 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Лишь брезжил рассвет, и поднималось солнце, природа пробуждалась, начиная новый день. Тишину осеннего утра нарушали лишь тихое пение первых птиц и едва слышный, будто бы робкий шелест желтеющих листьев на ветру. А ветер был еще теплый, словно последнее, прощальное дыхание нежного лета, минувшего лишь несколько дней назад.
На свежем от рассветной росы зеленом ковре Им Йоссар, Лучистой Долины, плакала юная Адриль, каштановые волосы ее, отливавшие алым во свете восходящего солнца, падали мягкими волнами на траву, а ясные зеленые глаза искрились от слез. На коленях ее покоилась голова белокурого юноши, чье лицо было мертвенно-бледно, а глаза – закрыты, и нелегко было понять, находился ли он без сознания, или же жизнь столь рано покинула его душу. А девушка прижимала к себе недвижимое тело его и роняла сверкающие слезы на золотисто-белые волосы, шепча едва слышно: «Йорн! Йорн!» - но лишь тишина была ответом её мольбам. Безграничные скорбь и боль разрывали сердце Адриль, ибо неизвестна была ей участь юноши, а страх неведения мучил тем сильнее.
Внезапно веки его дрогнули, и он медленно открыл глаза, и взглянул на девушку долго и тяжело.
- Кто ты? – молвил юноша тихо, а в следующее мгновение явственно вздрогнул, заметив в изумрудных глазах её вертикальные зрачки. Услышав звуки милого сердцу голоса, Адриль взглянула на него со счастием, но в тот же миг блеснули ясные глаза ее безграничным ужасом, будто подернувшись смертной дымкой, ибо стал понятен девушке смысл только что произнесенных им слов.
- Ах, Йорн… - только и смогла произнести она, поспешно и нервно вытирая глаза тонкой рукой.
- Йорн… Это мое имя? – юноша сел и огляделся, - Как странно… - добавил он с горечью и неясным удивлением, - я… совсем ничего не помню…
- Ты Йорн Зарланн, младший из четырех сыновей Зарланна Зарамаха, стеклодува из Гильдеона, вразрез воле отца покинувший свой дом четыре лета назад… - она осеклась, словно не зная, что прибавить, с чего начать – и как вообще быть теперь; словно не веря, что вопрос его и вправду неподдельно серьезен.
Юноша нахмурился, сжав пальцами виски и снова задал вопрос, нерешительно, не поднимая взгляда удивительно черных глаз на находившуюся рядом девушку:
- А... ты?
- Я – Адриль Лирейн, - молвила та, и голос ее дрогнул на этих словах, и ногти больно впились в ладони, - ученица Берлоса Беовина Мудрого из Эрвена, подкидыш и его приемная дочь…

(c)

@темы: writing

00:35 

Kimi ga waraeba egao ni narun da yo ... (c)
Масштабы пугают, заткните трубу тулупом. Это похоже на безумие, но я не знаю, каково безумие. Слишком много людей в моей голове разом, слишком много слов, клубами, узлами, сплетающимися корнями.
Как никогда прежде.

Бред и безумие.
Как я осмелилась выпустить наружу этот взрыв?..
Срывает крышу.

День за днем с утра и до вечера, час за часом, с коротким перерывом на ночной сон.
.
.
.
.
Единственный подобный раз в моей жизни, когда бредовая мечта воспринималась уверенностью, что всё. будет.,
она стала реальностью. Большой ценой - стала.


Восторг,
экстаз,
безумие
и испуг.
Жизнь.

@музыка: In 197666 - Sunadokei (третий день по кругу)

@настроение: дикое

@темы: writing, my all, madness, live, from heart, dreamin'

К истокам

главная